ДОМАШНИЙ ОЧАГ «АТЕШЛИК»

В Республике Молдова одним из ярких образов сельского туризма становится молдавская печь и домашний хлеб. Конечно же, аналогичные печи и культура хлеба есть и у нашего народа. Но, в то же время, для создания образа Гагаузии, у которого существуют привлекательные проекты в области сельского туризма, требуются яркие, запоминающиеся символы гагаузской идентичности.

В этом контексте обратимся к истории и вспомним, что в Буджаке в домах гагаузов XIX – начале XX вв. по традиции предков сооружали домашний очаг «атешлик», который очень хорошо описал русский этнограф Мошков. Вот как выглядел гагаузский очаг «атешлик» в 1895 году в селе Бешалма: «… вся хата внутри делится поперечной балкой на хаяту, или сени, и чистую комнату»[1] и далее продолжает «Войдя через дверь в хаяту, мы видим возле южной стены направо дверь в чистую комнату. Она тоже по большей части окрашена в красный цвет. Левее этой двери, у перегородки, помещается кирпичный свод («базелак» или «баджялык»), к которому сверху примазана труба («баджя») такая же, как в хаяте кухни, т.е. сплетенная из хворосту и обмазанная внутри и снаружи глиной. Верхушка трубы, поднимающаяся над крышей, делается из досок, обмазанная также как и вся труба, внутри и снаружи глиной. Земля под сводом несколько приподнята над полом хаяты. Это очаг, который по-гагаузски называется «ватра» или «атешликь». Над ним в перегородке вырезано полукруглое устье печи. Сама печь («соба» или «фырын») помещается за стеной в чистой комнате. Устье печи («фырын аазы»), когда нужно, закрывается полукруглой, деревянной, обмазанной глиной, заслонкой. Над устьем в той же стене сделан круглый душник («фырын дели») для выхода дыма из печи в трубу. Поперек трубы на высоте человеческого роста вмазана деревянная или железная перекладина («герме»), на которую вешается на железной цепи («синджир») чугунный котел («чювень»)[2]. Отметим, что Мошков упоминает очажную цепь «синджир» и котел «чювень», как важные элементы древнего очага гагаузов, форму которого они принесли с собой в Буджак из Добруджи.

У гагаузов, как и у других тюркских народов, очаг был особым объектом в доме, символизирующим сакральный центр дома и в то же время представляющим границу между «этим» миром и «тем»[3]. Очаг, печь считались  главным оберегом в доме, возле которых происходили главные ритуальные события – давались клятвы, заключались договоры[4]. В печи и в дымоходе обитал и дух, оберегающий дом и его жильцов, - домовой «тылсым» («талысым»)[5].

У гагаузов существовал культ огня. Это прослеживается «в большей степени в религиозных воззрениях и в семейной обрядности»[6]. В.А. Мошков писал: «Огонь («атешь») считают живым существом и верят, что у него есть душа. В честь огня есть особый праздник в день Св. Фоки <…> Но, кроме огня с душой, признают еще бездушный огонь («джянсыз атешь»), который добывается трением друг о друга двух кусков дерева. К добыванию этого огня прибегают в случае повальной болезни на овец. Для этого выбирают двух холостых парней, одного – первенца, а другого – последнего сына у матери. Они идут на межу («хотар»), отделяющую земли села от соседних, и разводят огонь трением одного о другой двух кусков дерева. Шутить с огнем считается грешно, а ребятам, предостерегая их, чтобы они не играли с огнем …»[7].

Тюркские народы Северного Кавказа – балкарцы и карачаевцы – свято сберегали очаг и очажную цепь, которая описана Мошковым. 115-летний Кукуз Такуев (с. Верхняя Балкария) рассказывал, что человек, снявший и выбросивший очажную цепь, оскорблял весь род. Такой поступок непременно вызывал кровную месть. У балкарцев и карачаевцев, как и у осетин, с очагом были связаны некоторые свадебные обряды. Так, например, девушка, выходя замуж, прощалась с очажной цепью[8].

После возобновления исторической традиции сооружения очагов «атешлик» станет возможным включить домашний очаг «атешлик» в реестр  нематериального культурного наследия Гагаузии. И тогда домашний очаг «атешлик» официально станет важным маркером гагаузской национальной идентичности.

[1] Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев, 2004. С. 368.

[2] Там же. С. 369-370.

[3] Курогло С.С., Маруневич М.В. Социалистические преобразования в быту и культуре гагаузского населения МССР. Кишинев, 1983. С. 42.

[4] Панкеев И.А. Тайны русских суеверий. М., 1997. С. 154.

[5] Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев, 2004. С. 314-317.

[6] Квилинкова Е.Н. Заговоры, магия и обереги в народной медицине гагаузов. Кишинев, 2010. С. 52.

[7] Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда (Этнографические очерки и материалы). Кишинев, 2004. С. 259.

[8] Б. А. К а л о е в ОСЕТИНО-БАЛКАРСКИЕ ...journal.iea.ras.ru › archive › Kaloev_1972_3 С. 26.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Формы гагаузского очага «атешлик» в XIX – нач. XX вв.: 

 
Реконструкция гагаузского очага «ateşlik» (С.С. Булгар)

 

Реконструкция гагаузского очага «ateşlik» (С.С. Булгар)